Информер

286 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вячеслав Чешский
    Чушь. Хохлуту развлекаются.Герой Советского ...
  • Roman Voronko
    О как запел! О людях вспомнил. На лексику обиделся. Ты свой бред лексический почитай. Нормального мужика стошнит. А т...Хакеры взломали с...
  • Николай Гурьянов
    Странная у вас лексика, вы молодых девчонок измеряете кучами. Люди для вас кучи ивы еще кого то пытаетесь наставлять.Хакеры взломали с...

Военные шрамы моей семьи

Военные шрамы моей семьи
 

Мой отец, Костенников Михаил Алексеевич, до войны жил в Ленинграде и работал на Кировском заводе. Имел семью. Дети Катя, Валя и сын Анатолий родились в довоенное время. На фронт ушёл добровольцем и после тяжёлого ранения в 1943 году был отправлен в глубокий тыл на Урал в госпиталь. Во время нахождения в действующей армии, через официальные органы пытался узнать о судьбе своей семьи, оставшейся в блокадном Ленинграде.

Находясь в госпитале, он встретил своего знакомого-земляка, также жившем на Васильевском острове и рядом с домом отца. Он то и сообщил, что был свидетелем, как в дом отца попала немецкая бомба и вся его семья погибла.

В этом же госпитале работала и моя мама – Луценко Александра Тимофеевна. Здесь и познакомились мои родители. Знакомство переросло в глубокое чувство. Отец был очень внимательным и чутким человеком. Называл маму ласково Шурочек. После госпиталя, он некоторое время в качестве реабилитации жил в отдельном жилье. Жили вместе с мамой.

Его нежные чувства к ней, мама хранила всю свою жизнь.

31 января 1944 года на свет появился и Я – Костенников Анатолий Михайлович. Но перед этим произошло событие, которое отразилось на судьбе каждого из нас. Отец получил официальное сообщение, что его семья проживает в Ленинграде.

Все живы, кроме сына Анатолия. Он умер от холода и голода в блокадном Ленинграде. В честь погибшего сына меня и назвали Анатолием. 

Таким образом, я несу в себе две жизни – ту, которая осталась в блокадном Ленинграде и ту, которая воплощена во мне, ныне живущем. Память о прошлом и продолжение рода слились воедино.

После полного выздоровления, 21 марта 1944 года, отец был призван на фронт. Мне в это время было чуть более 1,5 месяцев. 

Больше с отцом мы никогда не встретились. Его навсегда поглотила война. Об этом, вскоре, мама узнала из похоронки. А ведь ему всего-то было 29 лет!

Об этой семейной истории я узнал из рассказов мамы и сестёр отца Кати, Веры, Марии и моих сестёр по отцу, с которыми я познакомился в Ленинграде в 1960 году, когда мне было 16 лет. Таким образом, мне удалось встретиться с довоенной семьёй моего отца – его первой женой и моими сёстрами Катей и Валентиной.

Мама не могла поверить в смерть отца. Она всю жизнь надеялась, что это ошибочное сообщение. Ведь такое бывало на войне. Мама была уверена, что в одно прекрасное утро скрипнет дверь и на пороге появится отец, здоровый и невредимый. Но годы все дальше отодвигали войну от мирной жизни. Печать времени отразилась и на мамином лице. Ежегодно приезжая из Севастополя в отпуск, я часто видел грустно-уставшие мамины глаза, с которых она тайком смахивала слезу. А я то-ведь знал, что она всё ждёт своего Мишеньку.

Мама ушла из жизни в 2006 году, в возрасте 86 лет.

Я всю жизнь завидовал мальчишкам, у которых были отцы. Мне не удалось почувствовать сильную, добрую, крепкую отцовскую руку. Прошло уже 74 года после моего рождения. Я уже более чем в два раза старше моего отца. Но и сейчас мне не хватает его. Мальчишеская мечта осталась навсегда в моём сердце.

Так получилось, что у меня, как и в довоенной семье отца, трое детей. Две девочки – Горислава (1972), она филолог, Ярослава (1974) юрист и сын Кирилл (1991). Он географ. Окончил с красным дипломом и золотой медалью Севастопольский филиал МГУ им. М.В. Ломоносова. Сейчас проходит контрактную службу в морской пехоте. Был в Сирии, за что награждён двумя медалями – «Участнику военной операции в Сирии» и «За боевые отличия». После возвращения из Сирии решил посвятить себя профессиональному военному делу.

И я рад, что мой сын продолжает дело своего деда, Костенникова Михаила Алексеевича, по защите своего Отечества. На продолжении традиций стояла и вечно будет стоять РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!

Военные шрамы моей семьиМой отец Костенников Михаил Алексеевич до ранения

Военные шрамы моей семьиМои родители (1944 г.)

Военные шрамы моей семьиМама и Толя Костенников (1946 г.)

Военные шрамы моей семьиДочь Горислава с внучкой Варварой

Военные шрамы моей семьиДочь Ярослава с внучкой Софией

Военные шрамы моей семьиСын Кирилл

Военные шрамы моей семьиС моими ленинградскими родственниками. Тёти Мария и Екатерина (слева направо) и сестра Валентина (в центре) в 1960 году

Военные шрамы моей семьи

Военные шрамы моей семьиСправка о призыве отца в действующую Красную Армию 21.03.1944 г.

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх