Информер

286 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вячеслав Чешский
    Чушь. Хохлуту развлекаются.Герой Советского ...
  • Roman Voronko
    О как запел! О людях вспомнил. На лексику обиделся. Ты свой бред лексический почитай. Нормального мужика стошнит. А т...Хакеры взломали с...
  • Николай Гурьянов
    Странная у вас лексика, вы молодых девчонок измеряете кучами. Люди для вас кучи ивы еще кого то пытаетесь наставлять.Хакеры взломали с...

Севастопольская медицина катастроф: за что убрали главного врача «скорой»?

Он настаивал на повышении зарплат сотрудникам, считал кадры важнее реанимобилей и не считал, что летальный исход из-за опоздания врачей—это нормально. Уволен? Уволился? С этими вопросами "ИНФОРМЕР" обратился к теперь уже бывшему главному врачу Центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф Надиру Ахмерову.

Не будем преувеличивать, но коллектив центральной подстанции «скорой», если называть это медицинское учреждение по старинке и так, чтобы всем было понятно, шокирован сложившимся положением дел. По мнению нескольких источников, из соображений здравого смысла пожелавшими сохранить инкогнито, Надира Минисалимовича отличало редкое сочетание высокого медицинского профессионализма и таланта руководителя. Если добавить к этому устойчивое мнение, бытующее среди работников Центра (читай – «скорой») насчет того, что Ахмеров пострадал исключительно из-за своей непопулярной в департаменте здравоохранения политике по отстаиванию интересов своих сотрудников, его вполне можно было бы канонизировать. Но ведь исключения встречаются именно среди самых устойчивых догм и правил, не так ли?

«Я дважды выступал на профильных всероссийских конференциях, - говорит Надир Ахмеров,- и не скрывал, что положение дел структуры, которую я возглавил, было катастрофическим.

В соответствии, простите за тавтологию, со своим новым названием Центра не только экстренной медицинской помощи, но и медицины катастроф. Стратегию развития мы начали разрабатывать с августа 2015-го года, когда уже осталось 18-20 бригад, и случались летальные исходы из-за так называемого «недоезда».

Мы все вместе приложили немало усилий, чтобы нормализовать ситуацию. Нельзя было сделать по мановению волшебной палочки: «хочу 27 бригад». Это огромный кропотливый труд не только администрации, но и всего коллектива. Это и обучение фельдшеров выездных бригад, привлечение кадров из других регионов, и реальное повышение заработных плат, плюс улучшение материально-технической базы и обеспечения, внедрение проверенных инновационных технологий, обеспечение качественной связью и многое другое. Эти усилия были неоднократно отмечены Министерством здравоохранения РФ в лице Главного внештатного специалиста по скорой медицинской помощи, академика Сергея Федоровича Багненко. Ни руководство города, ни руководство Департамента здравоохранения на это почему-то внимания не обратили». 

Более того, на различных торжественных мероприятиях Департаментом здравоохранения к наградам представляются специалисты этой же структуры, специалисты ТФОМС (территориального фонда обязательного медицинского страхования) Севастополя, экономисты медицинских учреждений, но никак не врачи и фельдшеры «Скорой». Позже удалось увеличить количество действующих бригад до 27-ми, нагрузка на бригады уменьшилась, люди стали меньше уставать, что сказалось на оперативности и качестве оказываемой помощи. Мы понимаем, что бригад нужно еще больше. Однако все упирается в финансирование».

Пообщавшись с руководителями «скорой помощи» других регионов и сделав вывод, что основная проблема стара как мир и заключается в увеличении бюджетного финансирования «скорой», Ахмеров на собственном опыте убедился: фонд медицинского страхования нужд «скорой» не покрывает. Севастополь, как город федерального значения, полагал он, должен иметь не только свой Центр катастроф, но и мобильную амбулаторию, а не просто реанимобили.

«Машины «скорой», которыми город периодически одаривали даже во времена Украины – это прекрасно, но отнюдь не решение проблемы, - делится Надир Минисалимович - Как ни банально это звучало, самым главным ресурсом работы любого учреждения, и не только медицинского, остаются люди. То есть квалифицированные специалисты бригад, на оплату труда которых внезапно стали заканчиваться деньги. А если, не дай Бог, случится массовое ЧП, которое тоже должно находиться в зоне ответственности Центра экстренной медицинской помощи? Мы после тотального ухода лучших кадров в 2015-м году, в критической обстановке могли оказаться не то чтобы парализованными, но практически не способными оказывать помощь в полной мере».

Мнение главврача относительно того, что зарплаты нужно повышать как врачам, так и среднему медицинскому персоналу (фельдшерам), руководство департамента здравоохранения, по его словам, не разделило. Но он продолжал настаивать на своем, потому что формально специалист по медицине катастроф появился в 2016-м году составом (1!) человека. Для сравнения, в Крыму их 120, помимо профессионалов «скорой». Разнообразное и всестороннее давление на Надира Ахмерова усилилось с начала текущего года после того, как выяснилось – на зарплату сотрудникам он тратит больше, чем предполагают нормативы.

«Представьте, бригада сутки на колесах,- говорит Надир Минисалимович. - Они поднимаются с первого по пятый этаж, если речь идет о «хрущевках», в спальных районах и вовсе очень много домов с неработающими лифтами. И никто не гарантирует безопасность медиков, которые в любой момент могут оказаться лицом лицу с непредсказуемым алкоголиком, наркоманом, подвергнуться нападению агрессивно настроенной собаки. Кроме того, вовремя и на должном уровне оказать помощь уязвимому во всех отношениях, грудному ребенку тоже задача не из простых. Так почему эти люди не заслуживают достойных зарплат?».

По словам Ахмерова, с тех пор, как руководство Центра начали прессовать проверками всевозможные ведомства, заложниками расстановки сил оказались сотрудники.

«Я не готов перейти на любую должность, - делится Ахмеров. - Но! Я был готов передать бразды правления «Скорой помощи» руководителю из числа местных, севастопольских. И это я озвучил с первых дней своей работы здесь. Тому, кто знает не только внутренние реалии и особенности, но и умеет уже теперь работать в условиях российского здравоохранения. Достойные кандидаты есть, и они мной были озвучены. Однако руководство Департамента здравоохранения в очередной раз пригласило руководителя с материка. Для правильного понимания протекания процессов ему понадобится 2-3 месяца. Но еще раньше он сделает вывод, что… не хватает бюджетного финансирования».

Надо отметить, что до сих пор «скорой» не очень-то везло с руководством. В конце 90-х случилась почти анекдотическая история, когда действующий главный врач в рамках развернутой им антиалкогольной компании уволил несколько грамотных специалистов по весьма спорным причинам. Спор разрешился в суде, который восстановил на работе врачей-истцов. Междоусобная сага имела продолжение, когда ответчик (главврач), накануне по всем правилам городского медицинского сообщества отметивший юбилей ведущего анестезиолога-реаниматолога, в буквальном смысле на четвереньках в 7 утра поднимался в свой рабочий кабинет. Где закрепил эффект транквилизаторами, что был вынужден зафиксировать в ходе последующей экспертизы коллега, он же главный врач психоневрологического диспансера.

На экспертизу борца с алкоголем под белы рученьки злорадно доставили сотрудники. Положение у главного психиатра оказалось хуже губернаторского: освидетельствование давнего приятеля и собрата по должности в его планы совершенно не входило. 

Но зато имелись крайне заинтересованные, пострадавшие в ходе репрессий свидетели, уже имевшие судебный опыт, и при отрицательном результате обследования дело могло принять совсем нехороший оборот. Поэтому логическим завершением истории стало увольнение главного врача и назначение на должность восстановленного в правах закоперщика этой «синей» в алкогольном смысле революции. Его правление продлилось вплоть до «русской весны», но это уже совсем другая история.

«На сегодняшний момент государственное бюджетное учреждение здравоохранения Севастополя (ГБУЗС) «Центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф» представляет собой одну из самых боеспособных единиц среди медицинских организаций города Севастополя. Любая остановка в развитии чревата потерями. Прежде всего, потерями здоровья и жизней тех, кто нуждается в экстренной медицинской помощи. Не думаю, что последние события пойдут на пользу как жителям города, так и действующим сотрудникам подстанций», - говорит Надир Ахмеров. 

Обсудить
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх