Информер

286 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вячеслав Чешский
    Чушь. Хохлуту развлекаются.Герой Советского ...
  • Roman Voronko
    О как запел! О людях вспомнил. На лексику обиделся. Ты свой бред лексический почитай. Нормального мужика стошнит. А т...Хакеры взломали с...
  • Николай Гурьянов
    Странная у вас лексика, вы молодых девчонок измеряете кучами. Люди для вас кучи ивы еще кого то пытаетесь наставлять.Хакеры взломали с...

День Победы и Севастополь

День Победы и Севастополь
 

Штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта был водружён 1 мая 1945 года на крыше здания рейхстага в Берлине.

Командиром 1-го стрелкового батальона 756-го стрелкового полка этой дивизии в звании капитана был Степан Андреевич Неустроев. И именно его подчинённые одними их первых ворвались в здание Рейхстага 30 апреля и под командованием С.А.Неустроева вели ожесточённый бой внутри здания.

Из воспоминаний С.А.Неустроева: «По внешнему виду рейхстаг неказист. Три этажа, четыре башни, в центре купол, а на куполе шпиль. Но это уже не просто здание, а что-то очень значительное, конечная цель наших боёв и походов, наших страданий и мук. Окна и двери замурованы красным кирпичом, это видно очень отчётливо. На месте окон и дверей оставлены амбразуры. Я приложил к глазам бинокль – в амбразурах стволы пулемётов. Насчитал их до двадцати. «Вот тебе и рейхстаг», – рассуждал я про себя, – настоящая крепость…». 

Рейхстаг в то время приковал всеобщее внимание. Кроме знамени политотдела армии мы имели ещё и красные флажки, которые по инициативе парторгов и комсоргов рот сделали сами солдаты. Флажков было много – на каждое отделение по одному, а то и по два.

Все стремились быстрее ворваться в рейхстаг.

– Огонь! Огонь! Огонь! Огонь по рейхстагу! – слышу со всех сторон команды артиллерийских офицеров. Вскоре команды потонули в грохоте. Было видно только, как командиры открывали и закрывали рты. Роты рванулись вперёд.

Петя Пятницкий на бегу развернул алое полотнище, и оно неудержимо понеслось к рейхстагу. Вокруг Пятницкого быстро сгруппировались бойцы.

Первым прорвался к рейхстагу Петя Пятницкий. Перед ним гранитная лестница парадного подъезда. Задыхаясь от напряжения, Пятницкий сразу вскочил на третью ступеньку и тут же, сражённый пулеметной очередью, упал. В его руке осталась неброшенная граната.

Сколько раз в боях смерть проходила мимо Пети! А здесь, у парадного входа в рейхстаг, на пороге Победы Петр Николаевич Пятницкий погиб. Алая кровь обагрила каменные плиты лестницы. Красный флаг подхватил сержант Щербина. Это была последняя атака батальона в суровой четырехлетней войне. Последняя!

Перед атакой, как я уже упоминал, по инициативе коммунистов и комсомольцев в батальоне приготовили красные флаги разной величины и формы. Каждое отделение имело их по одному, а то и по два.

И теперь десятки красных флажков развернулись по всей цепи атакующего батальона. Каждому воину хотелось, чтобы именно его солдатский флажок первым оказался в фашистском рейхстаге. Это был массовый героизм, и не имелось такой силы, которая смогла бы остановить советских воинов на пути к победе. А из окон рейхстага фашисты поливали атакующих свинцом. Это был огонь обречённых, потерявших рассудок людей…». Но всё было уже тщетно. К полуночи командный пункт С.А.Неустроева уже был внутри здания.

И снова из воспоминаний Неустроева: «…Часов в десять вечера 1 мая в рейхстаг пришел полковник Зинченко (Командир 756 стрелкового полка). Его сопровождали подполковник Ефимов, майор Соколовский и капитан Кондратов.

– Капитан Неустроев, доложите обстановку.

Я обстоятельно изложил суть дела, но полковника интересовало Знамя. Я пытался ему объяснить, что знамён много... Флаг Пятницкого установил Пётр Щербина на колонне парадного подъезда, флаг второй роты Ярунов приказал выставить в окне, выходящем на Королевскую площадь. Флаг третьей роты... Одним словом, я объяснил, что флажки ротные, взводные и отделений установлены в расположении их позиций.

– Не то ты говоришь, товарищ комбат, – резко оборвал меня Зинченко. – Я спрашиваю, где Знамя военного совета армии под номером пять?

Знамя военного совета армии находилось на командном пункте полка.

Зинченко вызвал к телефону начальника штаба полка майора Казакова и приказал ему:

– Знамя немедленно доставить в рейхстаг!

Через десять-пятнадцать минут майор Казаков позвонил в рейхстаг и доложил командиру полка, что Знамя отправил. Его понесли разведчики полка Михаил Егоров и Милитон Кантария. Мы ждали... На площади зачастила автоматная и пулемётная трескотня.

– Несут! – облегченно выдохнул полковник…

Я с волнением смотрел на знамя. Так вот оно какое! Сейчас его понесут наверх, и оно заполощется на ветру над поверженным Берлином. Тут я перевел взгляд на воинов-разведчиков. Они также были взволнованы. Полковник Зинченко снова обратился ко мне:

– Товарищ комбат, обеспечьте водружение Знамени Победы над рейхстагом!

Я приказал лейтенанту Бересту:

– Вы пойдёте вместе с разведчиками. Надо выбрать место повыше и там водрузить Знамя.

Сказал я эти слова, и мною овладели чувства гордости за свою Родину. Берест, Егоров и Кантария направились к лестнице, ведущей на верхние этажи. Им расчищали путь автоматчики роты Съянова. И почти сразу же откуда-то сверху послышалась стрельба и грохот разрывов гранат.

Прошло с полчаса. Берест и разведчики всё не возвращались. Мы с нетерпением ожидали их внизу, в вестибюле.

Стрельба наверху стихла, но от Бранденбургских ворот и из парка Тиргартен фашисты вели перекрёстный пулемётно-автоматный огонь по крыше рейхстага...

Минуты тянулись медленно. Но вот наконец... На лестнице послышались шаги, ровные, спокойные и тяжёлые. Так может ходить только Берест. Алексей Прокопьевич доложил:

– Знамя Победы установили на бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. Привязали ремнями. Не оторвётся. Простоит сотни лет!» (Справка: здание Рейхстага (Парламента) – символ немецкого нацизма с 1933 года).

За успешную операцию по водружению Знамени Победы на куполе рейхстага Указом Президиума Верховного Совета от 8 мая 1946 года капитану Неустроеву Степану Андреевичу (на фото ниже) присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда» (№ 6971).

День Победы и Севастополь

День Победы и Севастополь

В 1953 Степан Андреевич году ушёл в запас в звании подполковника. С 1980 по 1995 годы жил в Севастополе. Затем переехал в Краснодар.

День Победы и Севастополь

Умер 26 февраля 1998 года в Севастополе, будучи приглашённым на встречу с моряками-черноморцами. Похоронен на Алее Героев городского кладбища «Кальфа» (5-й километр) в Севастополе.

Его именем названа площадь в Гагаринском районе города напротив районной администрации и установлен памятный знак. 

День Победы и Севастополь

День Победы и Севастополь

Почётный гражданин городов Новоуральск (Свердловская область) и Сухуми (Абхазия).

Родился Степан Андреевич 12 августа в селе Талица Сухоложского района Свердловской области.

Однако, вернёмся к последним дням Великой Отечественной войны.

В 0.40 2 мая радисты 79-й гвардейской стрелковой дивизии перехватила радиограмму на русском языке от имени командования немецкого 56-го танкового корпуса следующего содержания: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров. Опознавательный знак – белый флаг на красном древке. Ждём ответа»

Командующий войсками 8-й гвардейской армии генерал-полковник Чуйков приказал прекратить огонь на участке 4-го гвардейского стрелкового корпуса и принять парламентёров. Со стороны немцев делегацию парламентёров возглавил полковник фон Дуфвинг, которому и был передан советский ультиматум: к 7.00 2 мая полностью разоружиться и организованно сдаться в плен. В 6.00 2 мая 1945 года командир 56-го танкового корпуса, он же командующий обороной Берлина, генерал артиллерии Вейдлинг перешёл линию фронта и сдался в плен.

От генерала Вейдлинга наше командование потребовало подписания приказа о немедленном прекращении сопротивления, что и было исполнено. Приказ немецкому гарнизону города Берлина гласил следующее: «30 апреля 1945 года фюрер покончил жизнь самоубийством. Мы, поклявшиеся ему в верности, оставлены на произвол судьбы. Согласно приказу фюрера, вы должны продолжать борьбу за Берлин, несмотря на то, что недостаток в тяжёлом оружии, боеприпасах и общее положение делают эту борьбу бессмысленной. Каждый час продолжения вами борьбы удлиняет ужасные страдания гражданского населения Берлина и наших раненых. Каждый, кто падёт в борьбе за Берлин, принесёт напрасную жертву. По согласованию с Верховным командованием советских войск, требую немедленно прекратить борьбу. Командующий обороной Берлина генерал от артиллерии Вейдлинг».

2-го мая в 11.30 в расположение 8-й гвардейской армии перешёл представитель заместителя министра пропаганды доктора Фриче. Он заявил, что в ночь на 2 мая Геббельс покончил жизнь самоубийством и что Фриче остался высшим представителем гражданской власти в Берлине. Советское военное командование передало через него своё требование завершить в течение 2 мая организованную сдачу в плен частей всего гарнизона немецкой столицы. В тот же день в 13.00 на командный пункт 8-й гвардейской армии прибыл сам доктор Фриче, сообщивший, что приказ о капитуляции им подписан, передан по радио всем частям и подразделениям, обороняющим город Берлин.

Впрочем, Третий рейх ещё агонизировал. Так вечером 1 мая радио Гамбурга сообщило о том, что Гитлер, якобы, пал в бою, но успел назначить своим преемником гросс-адмирала Дёница. Свою главную задачу, входя в роль главы нации, Дёниц преступно видел в продолжении войны для осуществления попытки максимального сохранения политического, военного и экономического потенциала бывшего Третьего рейха. И только одним путём – капитуляцией перед западными державами в утопической надежде вызвать столкновение союзников по антигитлеровской коалиции между собой.

В этой связи 4 мая генерал-полковник Йодль, начальник штаба оперативного руководства верховного командования вермахта, издает директиву о необходимости продолжения сопротивления на Восточном фронте с целью выигрыша времени. 7 мая начальник штаба верховного командования вермахта генерал-фельдмаршал Кейтель отправляет директиву командующему группой армий «Юг» генерал-фельдмаршалу Кессельрингу, в которой требует: «Никаких препятствий продвижению американских войск на восток более не чинить. Гросс-адмирал Дёниц приказал: Всем войскам, противостоящим восточному противнику, как можно скорее отступать на запад, при необходимости пробиваться через боевые порядки русских.

Немедленно прекратить всякое сопротивление англоамериканским войскам и организовать сдачу войск в плен. Общая капитуляция будет подписана уже сегодня у Эйзенхауэра. Эйзенхауэр обещал Йодлю прекращение огня к 1.00 9 мая 1945 года (по немецкому времени)». И 7-го же мая по радио к населению Германии по поводу безоговорочной капитуляции обратился министр финансов граф Шверин фон Крозиг. ВСЁ! Это был ЗАКОНОМЕРНЫЙ военный и политический крах нацизма. Это был конец войне и завершение бедствий всех народов мира. Документ о безоговорочной капитуляции Германии уполномоченными лицами всех сторон был подписан в пригороде Берлина Карлсхорсте – по центрально европейскому времени 8 мая в 22 часа 43 минуты, что соответствует 0 часам 43 минутам 9 мая московского времени.

Безоговорочную капитуляцию от советской стороны принял маршал Георгий Жуков и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Теддер (Великобритания). В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал Карл Спаатс (США) и генерал Жан де Латр де Тассиньи (Франция). От германской стороны акт подписали: начальник Верховного главнокомандования Вермахта, генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, представитель Люфтваффе (Военно-воздушных сил) генерал-полковник Ганс Штумпф и представитель Кригсмарине (Военно-морских сил) адмирал Ганс фон Фридебург. В документе оговаривалось, что только английский и русский тексты являются подлинными. Один экземпляр акта сразу же был вручен Кейтелю. Другой подлинный экземпляр акта утром 9 мая был доставлен самолетом в Ставку верховного главнокомандования Красной Армии в Москву.

А предшествовала этому берлинская операция – решающая и заключительная битва Великой Отечественной войны, окончательно переломившей хребет германскому нацизму. Участие в этой операции – предмет гордости каждого её участника!

А РОВНО за год до тех исторических событий, а именно 9-го мая 1944 года, от немецко-фашистских захватчиков был освобождён наш родной город. Вот так мистическая связь Севастополя в очередной раз тесно переплелась с исторической вехой в судьбе всей России! В том числе и через ратный подвиг, послевоенную жизнь и место вечного упокоения Степана Андреевича Неустроева.

И низко склоняя голову перед памятью победивших и павших в той страшной войне, всем сердцем присоединяюсь к каждой строчке стихотворения Юлии Олефир:

День Победы

«Идут года, но кровоточат раны, 

Врагами нанесенные в бою, 

Спасибо, дорогие ветераны, 

За молодость беспечную мою!

За то, что не стреляют автоматы, 

Что мины не взрывают тишину, 

Вы были молоды, ни в чем не виноваты,

За что судьба вам уготовила войну? 

Чтоб дать нам право жить на этом свете, 

Вы шли сражаться, грудью на врага, 

Вас ждали дома мамы, жены, дети…

Храня тепло родного очага… 

За то, чтоб звезды в небе нам сияли, 

За то, чтоб на дворе цвела весна, 

Сражались вы, и «за ценой не постояли», 

Но непомерно высока цена… 

И каждый год весной, в начале мая, 

Объединяет праздник всю страну, 

Смотря на вас, я всякий раз не понимаю,

За что судьба вам уготовила войну?!!! 

И слезы всякий раз встают туманом, 

Готовы ливнем грусти течь из глаз, 

Спасибо, дорогие ветераны, Вам всем! 

Отдельно каждому из вас… 

Как кровь, сияют красные тюльпаны, 

Возложенные к «Вечному огню», 

Спасибо, дорогие ветераны,

За молодость беспечную мою…

Я никогда, поверьте, не устану, 

За ваши подвиги вас всех благодарить, 

Спасибо, дорогие ветераны, 

За этот шанс под мирным небом жить!».

Мнение авторов и спикеров может не совпадать с позицией редакции. Позиция редакции может быть озвучена только главным редактором или, в крайнем случае, лицом, которое главный редактор уполномочил специально и публично.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх